Ближайший Фестиваль
9 марта,
25 мая — 7 июня
Алексей Ботвинов - президент фестиваля
Елена Зазуля - директор фестиваля
odessaclassics@gmail.com
Відкрити українськоюSwitch to EnglishРусский
Интервью Алексея Ботвинова для журнала "Красивая жизнь"

"Красивая жизнь", №22
Рубрика "Гостиная"
www.facebook.com/krasivaja.zhizn


От шедевров не устают...


Сегодня наш гость - Алексей Ботвинов, украинский пианист, Народный артист Украины. Он считается одним из самых известных в мире исполнителей музыки Рахманинова. В богатом репертуаре Ботвинова - свыше 30 концертов для фортепиано с оркестром. С успехом гастролировал в более чем 40 странах. Лауреат многих престижных международных конкурсов.
Ботвинов стал автором идеи, арт-директором и главным организатором первого Международного фестиваля искусств «Odessa Classics», проходившего в июне 2015 года в Одессе.


-    Что нужно, чтобы стать музыкантом европейского уровня?
-    Вопрос очень сложный. Одного
таланта мало. С каждым годом конкуренция и уровень подготовки музыкантов во всём мире непреклонно растут. Надо быть реально выдающимся, выделяться на фоне других. Это первое. Второе - надёжность и профессионализм в работе и характере. Если раньше талантливый артист мог позволить себе иногда «выпасть из формы», а где-то и отменить концерт, то сейчас, опять же из-за жёсткой конкуренции, такие эскапады неминуемо приведут к попаданию в «чёрный список», то есть больше приглашать не будут. И третье, конечно, «Госпожа Удача». Везение! Куда уж без него...

-    С чего началось знакомство с Эстонией, чем вам запомнились концерты здесь?
-    Эстония - одна из тех стран, с которой у меня любовь с первого взгляда. Сложно объяснить, почему. Ну просто очень нравится тут бывать. А соответственно - и играть тогда легко. Сколько раз играл - всегда приходило вдохновение. И это особое чувство близкого контакта с публикой. Первый мой визит в Эстонию вообще длился меньше суток: у меня были концерты в Швейцарии, и я смог вырваться на 20 часов. Сыграл в Ратуше. Это были дни культуры Одессы в Таллинне, знаковое событие, я не мог его пропустить. И несмотря на понятный стресс (встал в пять утра, два перелета, через час после приземления стразу за рояль), получилось с настоящим вдохновением. Многие из слушателей до сих пор помнят тот концерт. И несколько следующих выступлений были просто замечательными для моих внутренних ощущений. Это концерт в Доме Братства черноголовых и наше первое совместное выступление с фееричным Андресом Мустоненом и его Арт-джаз-квартетом. Это кстати был один из тех случаев, когда играли абсолютно новый для меня концепт: Баха в джазово-импровизационной манере. Но синергия с Андресом и его коллегами была настолько уникальной, что практически без репетиции всё вышло так, как нам хотелось.

-    Одно из ваших достижений - многократное исполнение «Гольдберг- вариаций». Не надоело? Или вы каждый раз открываете что-то новое в музыке Баха?
-    В девять лет, на Новый год, я пересматривал подарки под ёлкой и нашел среди них ноты Баха. Я развернул их и начал играть. Это было странное, удивительное чувство. Обычно дети не любят Баха, но я с интересом играл. В тот момент я понял, в чём моё призвание. И, к счастью, моя мечта совпала с объективной реальностью. Я сыграл «Гольдберг-вариации» Баха на момент этого интервью живьём на сцене - 296 раз! Насколько мне известно, это абсолютный рекорд для столь сверхсложного произведения среди пианистов нашего времени. Секрет моего неуставания от этого шедевра Баха - в его уникальности. Это, действительно, не только энциклопедия всего творчества Баха, но и его невероятное пророчество. Бах в этой партитуре показал пути развития музыки ПОСЛЕ его эпохи. Я сознательно играю их, выпукло показывая ростки и венского классицизма, и шопеновской романтики, и даже музыки XX века: додекафонии, джаза. И ТАК играть их - интересно всегда. Абсолютно не надоедает! Уверен, любое другое произведение, играй я его постоянно 20 лет, уже окончательно бы надоело!

-    На каких инструментах любите играть?
-    Вообще-то, я нахожу контакт с любым инструментом, даже самым старым и разболтанным. Это одна из моих особенностей. Если чувствую, что рояль так себе, пытаюсь найти к нему подход, как к живому существу. Всегда срабатывает! Очень люблю старые инструменты - довоенные. Они обладают особым флёром, тончайшей звуковой палитрой, они более камерные, тёплые, более интимные, чем современные мощные Стейнвеи. А из современных, конечно, Стейнвей. Уверен, что умение общаться с инструментом очень важно. Надо общаться с роялем как с живым существом со своим характером и особенностями, очень доброжелательно, с любовью. Тогда он ВСЕГДА отвечает тем же. Налаживается контакт, и рояль поёт, звучит под пальцами. Никогда не бью инструмент. Есть современные пианисты, настолько жёстко играющие на рояле, что после их концертов впору «скорую помощь» вызывать для рояля. Для меня эта манера игры абсолютно неприемлема.


-    Что для вас каждый концерт?
-    Каждый концерт уникален. Это путешествие. Или проповедь. Но всегда - приключение. Никогда не знаешь точно, как оно будет. Когда ставишь перед собой задачу, чтобы концерт получился лучшим в твоей жизни (а я ставлю себе такую задачу всегда), то и судишь о своём выступлении «по гамбургскому счёту», то есть максимально. Иногда энергетическая волна уносит тебя в такие дали, о которых ты и не задумывался. Вообще-то всю свою деятельность я делю на две части: подготовка к концертам и собственно концертное выступление. И это - две разные планеты. Живая игра всегда интереснее самой «вылизанной» записи на диске, где можно пару сотен раз склеить наиболее удачные кусочки, чтобы добиться якобы совершенного звучания. Получается безошибочно, но как-то без «высшего духа». Поэтому предпочитаю делать записи «лив», а если даже в студии, то без склеек. На концертах иногда происходит настоящее чудо, когда играешь уже не совсем ты, но Кто-то, через твои руки. И это - бесценные переживания. Ради этого стоит заниматься музыкой (не самой прибыльной и лёгкой профессией в наше время). У нас в Одессе очень хорошая музыкальная публика. Она знающая и разбирающаяся, не надменная и очень тёплая. К примеру, московская публика слишком рафинированная, ведь выбор концертов очень велик. Москву тяжело покорить. То же могу сказать о Германии. Мне удаётся добиться отклика, но это непросто...

-    Таллиннская публика - есть ли разница в восприятии Рахманинова, Баха?
-    О таллиннской публике - наилучшие воспоминания. Она сочетает в себе изысканность знаний о музыке с теплотой и искренностью реакции. Выступать очень приятно.

-    Вы любите играть Рахманинова, Баха, Шопена? Кого больше?
-    Рахманинов - это бренд русской души. Или, точнее, того лучшего, что есть в славянском менталитете, того, за что весь мир восхищается Толстым и Достоевским. Бах - Бог музыки. Основа, фундамент, мудрость и квинтэссенция человеческой культуры. Шопен - как первая любовь. Незабываемая, прекрасная. Быть пианистом и не иметь Шопена в списке самых любимых композиторов, по-моему, нонсенс. Ведь Шопен - это душа рояля как музыкального инструмента. Без него никак. Но с самого моего детства два основных столпа, на которых сформировались мои музыкальные вкусы, - это конечно Бах и Рахманинов. Это навсегда!

-    Что вы предпочитаете: сольную игру или в ансамбле?
-    Сольная игра, безусловно, позволяет максимум самовыражения, потому раньше, безусловно, предпочитал её. Но с возрастом всё больше и больше нахожу радость в ансамблевой игре. Очень интересно, когда находишь партнёров, с которыми настолько похожи энергетиче-ские потоки в музыке, что общение происходит реально в телепатическом режиме. Это потрясающе. Среди таких новых музыкальных зна¬комств, которые приносят огромную радость, назову, например, Андреса Мустонена (опять!) и турецкого перкуссиониста Бурхана Очала. Знакомство с такими личностями обогащает тебя как артиста.

-    Кроме классической музыки, чем вы ещё интересуетесь, увлекаетесь?
-    Тинейджером я был яростным рок-фаном. На чаше весов были классика и рок-музыка. Я отлично знал рок 70-х годов, мог сыграть на фортепиано практически любую композицию. До сих пор ценю рок, периодически слушаю, слежу за развитием рок- и поп-направлений. Очень уважаю джаз. В юности даже слушал техно, но это тупиковая музыка, она забирает массу энергии. Многие современные музыкальные направления, на мой взгляд, имеют пути развития. Хороший музыкальный вкус - понятие сложное, ведь каждый имеет право на своё мнение. Но есть вещи, проверенные временем. Сегодня классическая музыка не так популярна, как раньше. Но если произведениям 200 лет, и они звучат в концертных залах, значит, они прошли свою проверку. Это касается и других музыкальных направлений. Я не ретроград и не даю чётких музыкальных советов - что хорошо, а что - плохо. Время покажет... Кроме того, меня очень вдохновляют литература и кино, авторское элитное кино, блокбастеры, фантастика и многое другое. Музыканты - это люди, которые очень тонко чувствуют окружающую реальность, поэтому без музы, без вдохновения - никуда



-    Спасибо за беседу!

Валерий РОМАНОВ







up